AAAAA A A А x

Пензенские росгвардейцы продолжают рассказать истории жизни своих родственников

В рамках всероссийской акции сотрудница пресс-службы ведомства рассказала о двоюродном прадедушке Владимире Плотникове, который погиб в бою под Торопцом.

«Свято хранится в нашей семье память о брате прадедушки Владимире Ильиче Плотникове (1914 – 1942). В его честь был назван мой дедушка Владимир Викторович, от которого я и узнала историю жизни человека необыкновенного, очень интересного, талантливого. Это совершенно особые рассказы, даже предания… Неугомонный, веселый, активный, он был примером не только для брата, но и для многих своих друзей, привлекал к себе самых разных людей. Он погиб во время Великой Отечественной войны, не успев ни создать семью, ни реализовать свои планы», - начала рассказ Светлана Плотникова.

Родился Владимир в 1914 году. Увлекался рисованием, сочинял стихи, хорошо, с интересом учился, никогда не останавливался на достигнутом: закончив школу и ФЗУ, сразу же поступил в техникум, затем – в Высшую партийную школу. Кроме того, всегда вел активную общественную работу, был редактором цеховой многотиражной газеты. Он совершенно не умел делать что-либо наполовину: любое занятие, любое чувство его захватывали полностью, без остатка.

О его чуткости, внимании к окружающим говорили многие. Один из таких рассказов – воспоминания его школьного товарища Георгия Вьюнова. В 1989 году в газете «Пензенская правда» журналист опубликовал цикл статей, которые посвятил Владимиру Плотникову. Все они вышли под общим названием «Друг мой, Вовка. История одной короткой жизни».
«Друзья и близкие были уверены, что Владимир многого добьется в жизни. Предполагали разное. Мог стать художником, блистательным журналистом, руководителем (задатки прекрасного организатора проявились еще в школе)… Он прервал учебу, как только началась война», продолжила повествование сотрудница.

Тогда он стал комиссаром стрелкового батальона и участником одного из первых контрнаступлений наших войск, гнал со своими солдатами фашистские полчища из-под Москвы, наступал в составе Калининского фронта в зимнюю кампанию 1941-1942 годов, о которой маршал Георгий Константинович Жуков в своих воспоминаниях писал: «Более чем миллионная группировка отборных гитлеровских войск разбилась о железную стойкость, мужество и героизм советских войск, за спиной которых был их народ, столица, Родина».

20 января 1942 года в бою под Торопцом, во время окружения и ликвидации соединений немецко-фашистских войск, Владимир Плотников погиб смертью героя. Ему было тогда всего двадцать семь лет.

В одном из конвертов, полученных с фронта, лежала записка – обращение-просьба к военной цензуре: «Убедительно прошу военную цензуру разрешить переправить все письма и открытки, которые я посылаю. Я – комиссар отдельного стрелкового батальона. Думаю, что письма попадут только по назначению. Еще раз прошу вас об этом. Это тем более необходимо, так как я уезжаю далеко». В конце стояла дата: 28 декабря 1941 года. Больше писем не было.

«Особой грустью наполняется сердце, когда я думаю о Владимире Плотникове. Именно его судьба помогает осознать всю трагедию того времени, помогает понять, как много могли сделать вот такие же, как он, молодые и талантливые, только вступавшие в жизнь, как счастливы они могли быть, если бы не было той ужасной войны. Рассказ о брате прадедушки хочется закончить заключительными словами повествования Г. Вьюнова: «Иногда я беру в руки фотографию, на которой мой друг снят в шинели, с тяжелой каской на голове, с автоматом в руках. И тогда думаю о том, что обязан Владимиру Плотникову не только тем, что дарил он мне в детстве, чем делился в юности. Я обязан ему, как и многим таким, как он, всей своей жизнью, всем, что имею, что вижу вокруг, чем наслаждаюсь, чему радуюсь» - закончила рассказ Светлана Плотникова.

Управление 225 Память 49
ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ