AAAAA A A А x

СМИ о нашей работе: "На счету пензенца Сергея Медведева 1143 прыжка с парашютом"

Недавно российские парашютисты поставили в подмосковной Коломне рекорд страны и Европы — собрали в ночном небе формацию из 19 человек, а затем в свободном падении с высоты 4400 м на скорости 200 км/ч перестроились и выполнили еще две фигуры. В этом сложнейшем и красивом трюке принял участие и спортсмен из Сурского края — старший инспектор ОМОН Управления Росгвардии по Пензенской области Сергей Медведев.

Кстати, на его счету это уже третий рекорд. В 2016 году он в составе команды из 106 человек показал лучший результат в России в построении двух формаций в дневное время с высоты 5500 м, а в 2017-м — он и еще 113 парашютистов первыми в мире собрали одну за другой три формации, падая с 5000 м.

Когда рекорд сложился

— Здорово осознавать, что ты в команде победителей, приятно, когда тебя поздравляют, жмут руку, говорят добрые слова. Классное чувство! — признается Сергей Медведев. — Но самые непередаваемые по силе эмоции ты испытываешь в небе, когда вдруг осознаешь, что задуманное свершилось, и рекорд сложился. И ты кричишь во весь голос от переполняющего тебя восторга и приземляешься под рев болельщиков!

Прыжки совершали на территории подмосковного парашютно-авиационного спортивного клуба «Аэроград Коломна» 29-31 июля. В первые две ночи тренировались, а на третью пошли на рекорд.

Специфика ночных прыжков отличалась от дневных. Например, в салоне самолета перед выходом не включали свет, чтобы не ослепить спортсмена, выходящего в кромешную темноту. Команды парашютисты получали не визуально, на световом табло, а по радиосвязи.

Костюм каждого участника формации был оснащен фонариками: один на шлеме, второй в виде световой гирлянды — на ноге, третий — на плече (он включался уже под раскрывшимся куполом).

Короткая видеозапись рекордной формации, конечно, не передает всей картины, но тем не менее впечатляет. Раз — и парашютист отделяется от кабины самолета, скользя в бездну. Зависает в горизонтальном положении. За ним второй, третий, четвертый… И вот они уже подплывают друг к другу, соединяясь в звезду.

Пара секунд — и парашютисты синхронно, очень элегантно перестраиваются в гигантский цветок, а затем в фигуру, напоминающую драгоценную розетку. Размыкают руки, расходятся на достаточное расстояние и раскрывают парашюты. На все про все одна минута восемь секунд. Есть рекорд!

— У меня был опыт ночных прыжков, но очень давно, еще в армии в 1989-1991 годах — я служил срочную в Военно-воздушных силах, — рассказывает Сергей Владимирович. — И это были обычные одиночные прыжки, так что построение формаций в темноте оказалось для меня, по сути, новой дисциплиной.

А всего на счету Медведева 1143 прыжка!

«Темная ночь» в синеве

Он родился и вырос в семье военного, в гарнизоне дальней авиации под Семипалатинском (Казахстан). Самым любимым развлечением Сергея было смотреть, как поднимаются в бездонное небо самолеты, как раскрываются зонтики парашютов и медленно опускаются вниз. Став подростком, он грезил о том, как бы самому хоть раз прыгнуть и поплыть под белоснежным куполом.

И тут, как по заказу, при воинской части организовали подростковый военно-патриотический клуб, в котором школьники занимались парашютным спортом. К первому прыжку парней готовили восемь месяцев.

— Я эту дату навсегда запомнил — 2 марта 1988 года, — говорит Медведев. — Даже не верится, больше 30 лет прошло. Мы приехали на аэродром рано утром, быстренько выгрузились из машины, взяли парашюты и прошли в самолет. Пока летели — у меня сердце так и колотилось от сраха. Что ж — не боятся только дураки.

Прыгали с 1000 метров. Помню, как отделился от самолета — а вокруг синева и небывалая тишина. Красота! Я ошалел от радости, посмотрел вниз, увидел покрытую снегом степь и… запел «Темную ночь» средь бела дня. По-настоящему страшно стало только поздним вечером, дома, когда я вспомнил момент отделения от самолета — меня вдруг затрясло, как в ознобе. Запоздалая реакция…

В общем, к моменту призыва в армию у Медведева было более 100 прыжков с парашютом. Для сравнения: к примеру, офицерам Российской Армии, служащим в соединениях Военно-воздушных сил, ВДВ и других, чтобы в будущем получить надбавку к пенсии, положено в год выполнять от трех до пяти прыжков в зависимости от звания и возраста. За 20 лет в лучшем случае сотня и наберется.

Законный вопрос: почему же при такой горячей любви к парашютному спорту майор полиции Медведев не стал летчиком или офицером «крылатой пехоты»?

Медаль «За отвагу»

— Как бы это странно ни звучало, но как раз из-за этой самой любви! Я после школы (отец тогда уже вышел на пенсию, и мы переехали на его родину, в Пензу) поступил в Челябинское высшее военное авиационное училище штурманов. Проучился год и… бросил его.

— Как?! — недоумеваю я.

— Вот так. Знаете, что военные летчики не любят прыгать с парашютом? Боятся получить травму, из-за которой их могут списать на землю. Им положено прыгать дважды в год в обязательном порядке, что они делают очень неохотно.

Я же без прыжков уже жизни не представлял, а нам в первый год преподавали теорию и отправляли в ознакомительные полеты. Но небо из кабины самолета и из-под купола парашюта, как говорится — две большие разницы. Я понял, что авиация — это не мое.

Но, увы, и прыжки с парашютом пришлось оставить на много лет. Время было такое, не до неба.

Он пришел в пензенский ОМОН 25-летним парнем, в конце 1990-х, когда в стране был разгул бандитизма, не затихали боевые действия в горячих точках. Вместе с сослуживцами Медведев прошел ад боев за село Комсомольское во время второй чеченской войны (март 2000), штурмовал Грозный, воевал с боевиками в Дагестане.

Сергея не остановило, что с середины 1999-го он из 9 из 12 месяцев провел в служебных командировках на Северном Кавказе (а на тот момент милиционерам еще не платили «боевых», только суточные), что при штурме Комсомольского, где он прикрывал из пулемета передвижение бойцов, погибли несколько пензенских стражей порядка, в том числе и омоновец Дмитрий Мутовкин. Некоторые после такого писали рапорта на увольнение. И кто возьмется их судить?
А Медведева испытания только закалили, он уже не представлял себе жизни без отряда. Спустя два года службы он, за мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга, был награжден медалью «За отвагу»

— Я четко понимал, куда иду. Знал, что рано или поздно придется принять участие в том или ином опасном для жизни мероприятии, будь то война или спецоперация по захвату вооруженных преступников здесь, на месте, — поясняет Медведев. — Но у нас всегда служили и служат такие ребята, с которыми не страшно пойти ни в огонь, ни в воду. Братство пензенского ОМОНа — не пустые слова. Поэтому, как бы порой ни было трудно, я ни разу не пожалел, что служу в отряде.

И к любимому хобби он вернулся, как только появилась возможность. Более того, за несколько лет здорово «продвинулся» в парашютном спорте: от классики, требующей «лишь» точного приземления и четкого выполнения комплекса из шести фигур в свободном падении с 1000 м, до больших формаций.

И своей любимой единственной дочери-подростку любовь к небу передал: три года назад она совершила свой первый прыжок в Коломне, правда, в тандеме с инструктором.

Сейчас Медведев мечтает освоить еще и мастерство фрифлая — командной дисциплины, в которой формация выстраивается при вертикальном свободном падении. И хочет принять участие в престижных соревнованиях в США — открытом чемпионате страны по парашютному спорту.

— Но пока у меня такой возможности нет. Оставлю эту мечту до пенсии.

СМИ о нашей работе: "На счету пензенца Сергея Медведева 1143 прыжка с парашютом" СМИ о нашей работе: "На счету пензенца Сергея Медведева 1143 прыжка с парашютом" СМИ о нашей работе: "На счету пензенца Сергея Медведева 1143 прыжка с парашютом" СМИ о нашей работе: "На счету пензенца Сергея Медведева 1143 прыжка с парашютом"
СМИ 171 ОМОН 237 Пресса 125
ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ